Козинцев А. Г. Об индонезийском компоненте в антропологическом составе населения Японии

А. Г. Козинцев
Музей антропологии и этнографии
им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН
Санкт-Петербург, Российская Федерация
ORCID: 0000-0002-0165-8109
E-mail: agkozintsev@gmail.com

 

  Скачать  |  К содержанию #4. 2021

 

АННОТАЦИЯ. В статье на основании данных физической антропологии и генетики рассматривается вопрос об индонезийском (и шире — австронезийском) компоненте в составе современного и древнего населения Японии. Основным материалом служат краниоскопические данные о десяти сериях с территории Японии, относящихся к эпохам от неолита до современности. Сильная межгрупповая корреляция между тремя признаками, обладающими наивысшей диагностической ценностью и независимыми на внутригрупповом уровне, свидетельствует о том, что главным фактором популяционной истории Японии было смешение двух компонентов — аборигенного, связанного с культурой дзёмон, и пришлого монголоидного. Происхождение последнего изучалось с помощью десяти моделей, в которых роль искомого монголоидного компонента поочередно играли монголоидные серии с иных территорий, также изученные автором. Наилучшее соответствие наблюдаемым фактам возникает при использовании китайской серии, тогда как индонезийская модель оказалась одной из наименее пригодных. Возможно, это объясняется отсутствием черепов с о-ва Сикоку, где, по антропометрическим данным М. Г. Левина, концентрируются индонезийские черты. Серия, относящаяся к культуре яёй, таких черт не обнаруживает. Полученные результаты опровергают дилетантское предположение Энн Кумар, будто носители культуры яёй приплыли с Явы, и согласуются с идеей Мартине Роббеетс, согласно которой австронезийские черты японского языка и японской культуры были принесены в Японию из южной Маньчжурии через Корею.

 

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: Япония, Индонезия, Корея, австронезийские языки, краниология, антропометрия, популяционная генетика

 

DOI 10.31250/2618-86 0 0-2021-4(14)-24-36
УДК 572.02

 

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

  • Берёзкин Ю. Е. Ареальные связи древней японской мифологии // Этнографическое обозрение. 2020. № 1. С. 154–168.
  • Козинцев А. Г. О роли восточноазиатских монголоидов в формировании антропологического состава населения Японии (по данным краниоскопии) // Проблемы общей и региональной этнографии (к 75-летию А. М. Решетова). СПб.: МАЭ РАН, 2007. С. 160–166.
  • Козинцев А. Г. Айны, японцы, их предки и соседи: результаты краниоскопических исследований в Японии // Айнская проблема (Вопросы этногенеза и этнической истории айнов). СПб.; Владивосток: Рубеж, 2017а. С. 87–110.
  • Козинцев А. Г. Происхождение айнов в свете данных современной антропологии // Айнская проблема (Вопросы этногенеза и этнической истории айнов). СПб.; Владивосток: Рубеж, 2017б. С. 49–86.
  • Левин М. Г. Этническая антропология Японии. М.: Наука, 1971. 236 с.
  • Старостин С. А. Алтайская проблема и происхождение японского языка. М.: Наука, 1991. 190 с.
  • Cooke N. P., Mattiangeli V., Cassidy L. M. et al. Ancient genomics reveals tripartite origins of Japanese populations // Science Advances. 2021. № 7: eabh2419.
  • Dybo A. V. Language and Archaeology: Some Methodological Problems. 1. Indo-European and Altaic landscapes // Вопросы языкового родства. 2013. № 9. С. 69–92.
  • Hudson M. J. ‘Austronesian’ and ‘Jōmon’ identities in the Neolithic of the Ryukiu Islands // Documenta Praehistorica. 2012. Vol. 39. P. 257–262.
  • The HUGO Pan-Asian SNP consortium. Mapping genetic diversity in Asia // Science. 2009. Vol. 326. № 5959. P. 1541–1545.
  • Igawa K., Manabe I., Oyamada J. et al. Mitochondrial DNA analysis of Yayoi period human skeletal remains from the Doigahama sire // Journal of Human Genetics. 2009. Vol. 54. № 10. P. 581–588.
  • Janhunen J. Ethnicity and language in prehistoric Northeast Asia // Archaeology and Language. Vol. II. Archaeological Data and Linguistic Hypotheses / Eds R. Blench, M. Spriggs London; New York: Routledge, 2003. P. 195–208.
  • Kanaseki T. Yayoi jidai hito // Nihon no kōkogaku III. Yayoi Jidai [People of the Yayoi Period] // Archeology of Japan. Vol. 3. Yayoi Period. Tōkyō: Kawadeshobō, 1966. P. 460–471.
  • Kouchi M. Geographic variation in modern Japanese somatometric data and its interpretation // University of Tokyo University Museum Bulletin. 1983. № 22. P. 1–102.
  • Kozintsev A. G. Ainu, Japanese, Their Ancestors and Neighbours // Journal of the Anthropological Society of Nippon. 1990. Vol. 98. № 3. Pp. 247–267.
  • Kozintsev A. G. Ethnic Epigenetics: A New Approach // Homo. 1992a. Vol. 43. № 3. P. 213–244.
  • Kozintsev A. G. Prehistoric and Recent Populations of Japan: Multivariate Analysis of Cranioscopic Data // Arctic Anthropology. 1992b. Vol. 29. № 1. P. 104–111.
  • Kumar A. Globalizing the Prehistory of Japan: Language, Genes and Civilization. London; New York: Routledge, 2009.
  • Matsumoto H. The Origin of the Japanese Race Based on Genetic Markers of Immunoglobulin G // Proceedings of the Japan Academy. 2009. Vol. 85. № 2. P. 69–82.
  • Robbeets M. Austronesian Influence and Transeurasian Ancestry in Japanese. A Case of Farming/Language Dispersal // Language Dynamics and Change. 2017. Vol. 7. № 2. Pp. 210–251.
  • Robbeets M., Bouckaert R. Bayesian Phylolinguistics Reveals the Internal Structure of the Transeurasian Family // Journal of Language Evolution. 2018. Vol. 3. № 2. P. 145–162.
  • Wang Y., Lu D., Chung Y.-J., Xu S. Genetic Structure, Divergence and Admixture of Han Chinese, Japanese and Korean Populations // Hereditas. 2018. № 155: 19. DOI: https://doi.org/10.1186/s41065-018-0057-5
  • Watanabe Y., Naka I., Khor S. S. et al. Analysis of Whole Y-Chromosome Sequences Reveals the Japanese Population History in the Jomon Period // Scientific Reports. 2019. № 9:8556. DOI: https://doi.org/10.1038/s41598-019-44473-z